Дек

25

Рождественское чудо….

 

 image

 

 

Какой мерой, в каких единицах измеряется горе? Нет таких, потому и называется безмерным — это самое стойкое из человеческих чувств, как определил его Оноре де Бальзак, и вряд ли кто с ним не согласится.

Только выражает его каждый по-своему. Кто громким плачем и криком. «Мало плакали, значит, и не очень переживают», — слышала и такое суждение, даже осуждение, не проявивших своих чувств на людях. Потому и в прежние времена специально плакальщиц нанимали на этот печальный случай.

А Елена, провожая в последний путь свою единственную, ненаглядную дочку и зятя, не проронила ни слезинки. Как будто все застыло, окаменело в груди. И так долго не отпускала ее эта непомерная тяжесть. Иной раз останавливалась Лена у трамвайного полотна. «Один шаг — и не будет больше боли, тоски. А как же Танюшка, внучка моя? Ей всего пять. На кого ее брошу?» И шла домой, заходя за Танечкой в садик.

После смерти родителей, погибших в автоаварии, пятилетнюю Таню оставили с бабушкой, которая сама еще и пенсионного возраста не достигла. Другие бабушка с дедушкой были гораздо старше да и жили в другом городе.

Так и стали жить вдвоем. Как двадцать лет назад. Муж Елены умер молодым, несправедливо молодым. Коварная болезнь не пощадила красивого и, казалось, крепкого мужчину. Лена тогда осталась с девятилетней дочкой. Замуж так и не вышла, хотя возможность такая была. Смуглая, голубоглазая красавица с роскошными каштановыми локонами привлекала многих. Но дочка не хотела пускать никого в их такой уютный с мамой мир. Бывали романы, даже любовь, но дочка — это самое главное в ее жизни.

Быстро пролетели годы… И вот однажды Лидуся, дочка, пришла домой не одна. «Мама, познакомься. Это Сережа. Мы решили пожениться, и он будет жить у нас». Нет, для Елены это не было неожиданностью. Про Сережу уже слышала, только увидела впервые. Паренек ей понравился.

Так и зажили втроем. А вскоре и вчетвером — появилась очаровательная малышка, Танечка.

Жили дружно. И вот грянула беда…

Снова вдвоем — бабушка и внучка. Жизнь пошла по второму кругу. Работа, забота, хлопоты, болезни, бессонные ночи, маленькие радости и огорчения.

Хватило сил, слава Богу, а главное, любви — вырастила внучку-красавицу. умницу. Школу закончила, хоть и не с медалью, но хорошо. В институт поступила.

Бабушка во внучке души не чаяла. И внучка, казалось, отвечала ей тем же.

И вот снова однажды, как годы назад, в их жизни появился третий человек. «Леша, — представился Елене высокий, красивый молодой человек, протягивая ей букетик ландышей. — Я муж Тани, и мы теперь будем жить вместе с вами, так что давайте дружить». И, не дожидаясь ответа хозяйки, прошел в комнату и деловито осмотрелся вокруг. «Нас двое, а вы, Елена Семеновна, одна. Поэтому справедливо, если мы будем жить в большой комнате». «Ну, что ж, — тихо сказала Елена внучке, не проронившей до сих пор ни слова, — поздравляю тебя, желаю счастья. Я только вещи свои из комнаты возьму».

Так и зажили по-новому. Весело. Зять оказался очень компанейским. Почти каждый вечер друзья с музыкой, застолье, нередко и с ночевкой.

«Это же и моя квартира тоже, — отвечала Таня бабушке на замечания. — Я же не возражаю, когда к тебе подружки приходят и чаи распивают».

Потом в холодильнике для продуктов Елены места хватать не стало. Пара куриных окорочков, пачка масла, пяток яиц аккуратно сложены в коробку на подоконнике. А дальше уж и для самой Елены в собственной квартире места не оказалось.

«Бабушка, у нас будет ребенок, — сообщила однажды Таня. — Сама понимаешь, что нам будет тесновато всем, тем более что за малышом приедут смотреть Лешины родители. Не спорь, пожалуйста. Они моложе тебя, и мама его — педагог. Жить будут у нас. А ты?.. У тебя же есть подружка одинокая с хорошей квартирой. Как ее? Кажется, Людмила Афанасьевна. Могла бы ты и у нее пожить».

Когда-то Елене казалось, что большего горя, чем она пережила, уже и быть не может. Конечно, смерть близких и неблагодарность, равнодушие и даже жестокость любимых людей несоизмеримы. Но Елена, как и тогда, почувствовала, как грудь сковала непомерная тяжесть. Стало трудно дышать, смотреть, думать, жить…

Она стояла на набережной Волги, опершись на балюстраду, смотрела на холодную водную рябь. Просто смотрела, ни о чем не думая, не вспоминая…

«Простите, если покажусь вам навязчивым, мне кажется, у вас неприятности. Не могу ли я чем-нибудь помочь? Ну хотя бы немножко вас отвлечь от них, если это возможно», — услышала она тихий приятный мужской голос…

Эта встреча случилась в ноябре. Даже до католического Рождества оставался еще месяц. Но Елена считала это событие досрочным рождественским подарком. Михаил Владимирович — врач, на пенсии, но еще работает. На днях они отметили свой первый юбилей — десять лет счастливой совместной жизни.

Чудеса все-таки случаются не только в сказках.

 

Источник : http://volgaru.info/obshchestvo



Комментарии:

Оставьте свой отзыв