Мар

28

Мужское и женское начала.

image

Мужское и женское начала — это непрерывно творящие и сохраняющие себя энергии Бога, который проявляет себя через вселенную.

“Мужской принцип — это беспредельное Божество, содержащее в себе потенциал существования всех вещей. Женский принцип — это тот же самый Бог выпустил из себя самосознающую силу, которая содержит в себе все, и насыщена всем, что позволяет ей проявить себя во вселенском Времени и Пространстве. Она — Матерь Мира, творица вселенной, производящая из своей духовной субстанции всех богов, все миры, а также все вещи и жизни… Она — посредница между вечным Одним и проявленным Многим. Посредством игры энергий, производимых ею из этого Одного, она проявляет во вселенную разнородное Божественное, создавая из своей разоблачающейся субстанции его бесчисленные лики. Во вновь восходящем потоке тех же энергий она возвращает все сущее к тому, откуда оно произошло, и душа в своем эволюционном проявлении все больше и больше обращается в сторону Божественного.”

Божество воплощает в себе тот же принцип, что и каждая индивидуальная душа: оно разделяется, а потом возвращается к своему единству. Все души совершенным образом повторяют двойственность Бога, “два-в-одном”, разделение и возвращение к единству.

Мы можем понять свои мужское и женское начала и идею душ-близнецов, изучив единство мужского и женского начал в Боге. Каждый из нас — микрокосм, служащий отражением макрокосма. Поняв природу вселенной, мы становимся обладателями ключа, при помощи которого сможем раскрыть все тайны своей души.

Ауробиндо говорит о противоположных аспектах Творца в понятиях, полностью применимых к душам-близнецам:

“Они [мужской и женский принципы в Боге] — суть два полюса бытия одного Существа… Они представляют две его противоположные стороны… Эти две линии, или два потока энергии, отрицательный и положительный, отражаются на проявлении всего, что в нем содержится. Даже в своем действии он [мужской принцип] сохраняет в себе все ее [женского принципа] силы и энергии, готовые себя проявить; даже в своем побуждении к действию она несет в себе все его внимательное и обязательное сознание, полностью поддерживающее и понимающее ее творческую цель.”

Именно так выглядит то, каким образом мужская половина содержит в себе женскую энергию, а женская половина поддерживает себя изнутри мужской творческой силой.

Пол назначается душам-близнецам в момент их разделения. На самом деле эти две половины никогда не бывают полностью разделены, ибо каждая из них оставляет в себе семя другой. Эволюция предусматривает медленное развитие этого семени внутри каждой из половин, и это развитие всегда нацелено на момент воссоединения. Этот момент наступает, когда двойственные энергии как мужской, так и женской половины достигают своего четкого равновесия, — того равновесия, которое присутствует в Боге.

По сути, мы, как существа мужского и женского пола, являемся потомками Вечного Женского и Вечного Мужского начал. Мы — сексуальные существа, и наша сексуальность служит частью замысла творения. Ее нельзя отрицать. Она ведет к любви и коренится в нашей душе. Следовательно, любовь душ-близнецов — это предназначение каждого. Это справедливо для вас, равно как и для меня. Это одинаково справедливо для самых богатых и самых бедных, для узника тюремной камеры, для оставленного всеми старика, для тех, кто томится в одиночестве.

Каждая душа жаждет своей завершенности; каждая жизнь стремится к этому. И хотя эта жажда завершенности хоронится в глубинах души, она есть побуждение, дающее начало всем остальным побуждениям. Она — позыв к возвращению к тому, что было утрачено.

Сначала мы потеряли свою родную обитель в Боге. Затем понесли потерю самих себя, воплощенных в противоположном поле. Из самой глубины своей расколотой души мы слышим зов к возвращению, но вернуться сможем только тогда, когда достигнем целостности своего бытия. Мы должны обогатить себя для своей другой половины, и только потом сможем направиться в сторону завершенности в высшем смысле.

Мы живем во время половой путаницы, даже полового отрицания, и поэтому должны более глубоко всматриваться в источник своей сексуальности. Сексуальность — это глубина души. Через все наши воплощения мы развиваем наш основной пол, лелея в то же время в своей мужской или женской душе сущность противоположного. Воплощаясь на Земле, мы принимаем бесчисленное множество форм, начиная свой путь с низших миров и заканчивая человеком. Мужская душа ищет своего совершенства, постоянно воплощаясь в мужских телах, а женская — в женских телах.

Наша эволюция сосредоточена вокруг единственной цели: вернуть нас к самим себе по достижении продвинутой стадии завершенности. Мы неуклонно следуем этой отдаленной цели становления женщиной, становления мужчиной, становления целым.

Часто говорят, что в цепи перевоплощений мы меняем свой пол, поскольку душе требуется постичь и мужской, и женский опыт. Но здесь не принимается в расчет принцип душ-близнецов, согласно которому женская половина души развивает “инь”, а мужская “ян”, причем каждая из половин содержит в себе сущность другой половины и никогда не меняет свой пол. На протяжении всей последовательности наших жизней мы развиваем качество, присущее основному нашему полу и, вместе с этим, качество, присущее противоположному полу, зачатки которого несем внутри себя.

Через опыт обоих полов мужское сознание входит в женскую душу, и любое развитие женской природы поглощается мужским двойником. Обе половины учатся друг у друга, как стать единым целым, каковым они некогда были.

Именно ради развития сознания и обретения опыта в материальной форме обе половины разлучаются, а затем воссоединяются вновь. Им нет необходимости, перевоплощаясь на Земле, каждый раз менять пол. Развиваясь в плане своего самоопределения, женщина вправе сказать: “Я, будучи женщиной, знаю, что такое быть мужчиной. Я знаю это, ибо мое внутреннее мужское начало обретает силу и стойкость, творческую инициативу и лидерские качества”. Мужчина сказал бы: “Несмотря на то что я мужчина, я обладаю знанием женской природы, поскольку присущее мне женское начало делает мое сердце открытым, вдохновляет мой возвышенный ум и пробуждает во мне нежные и сострадательные чувства ко всему новому и полезному для меня”.

Когда, наконец, обе половины находят друг друга, они становятся способны вновь утвердить свое единство, поскольку теперь это одна развитая душа-субстанция. Часть мужского начала, обретающего свою завершенность в женской душе, является как неотъемлемой частью женской души, так и продолжением той части, что находится в мужской душе. Это объясняет, почему Кэти в “Грозовом перевале” может по праву говорить: “Я есть Хитклиф!”

Она есть он, а он есть она. И при этом она полностью женщина, а он полностью мужчина. Что же тогда такое, быть женщиной? И что значит быть мужчиной? Ответ — в нашем понимании взаимодействия двух божественных энергий в человеческой душе. Нельзя полагать, что мужчина — это одно, а женщина — другое. Одно и другое — это энергия ян и энергия инь. В душе мужчины, как и в душе женщины, они сочетаются по-разному, и находятся в разных соотношениях.

В восточной философии ян и инь определяются следующим образом: ян — это первоначальный импульс, который разделяет и задает направление; инь — ответный импульс, который питает и воссоединяет. Без ян ничего не приходит к бытию; без инь все, что приходит к бытию, погибает. Ян — это сильный аспект умственной деятельности, инь — образное и поэтическое возвышение чисто интеллектуального до прекрасного. Ян служит началом всех вещей, а инь содержит в себе все вещи. Ян осуществляет, инь пребывает. Ян — мужская способность давать, приносящая дары; инь — женская способность получать, хранить, улучшать и перераспределять их.

Ян сооружает, инь дополняет; ян осуществляет, инь совершенствует; ян — это сила, инь — тайна, которая раскрывает себя и становится знанием. Ян — первооткрыватель, инь вдохновитель на великие открытия. Ян — это саморазвитие, а инь — посвящение саморазвитию. Ян — воля, а инь — мудрость, и одно без другого ничто, а вместе они радость. Ян — как день, переходящий в ночь, а инь — как ночь, предшествующая дню; одно из них — сила, которая движет морские волны к берегу, а другое — сила, которая откатывает их назад в море, дабы они снова набегали на берег.

Следовательно, быть мужчиной или женщиной — это продвинуться как представителю своего пола и надлежащим образом уравновесить в себе дополняющее противоположное начало. Присутствующее в нас противоположное начало, то есть наличие женской составляющей в мужчине и мужской составляющей в женщине, мы называем контраполом. В мужчине ян — основное, а инь — развивающееся. В женщине, наоборот, основное инь, а развивающееся ян. Равновесие и соотношение этих начал служит мерой духовной зрелости и половой силы, как для мужчины, так и для женщины. Воссоединение двух половин может произойти только между мужчиной, достигшим завершенности и уверенности в своем мужском начале, и женщиной, утвердившейся в своем женском начале. Поистине сильная женщина обретает силу и счастье в своем женском предназначении и самодостаточность в своем вторичном мужском качестве. Мужчина, полностью реализовавший свое мужское начало, в наивысшей степени проявляет свои ян-качества наряду с инь-чувствительностью. Это то состояние, которое Маслоу называет самоактуализацией. Когда самоактуализированные мужчина и женщина встречаются и объединяются, между ними происходит гармоничный обмен их половыми качествами.

Вы женщина? Тогда где-то есть мужчина, который старается реализовать в себе часть вашего женского начала: когда вы встретитесь с ним, вы узнаете в нем себя. Вы же, как формирующийся ребенок, носите в себе именно те качества мужского начала, которые определяют сущность этого мужчины.

Вы мужчина? Тогда знайте, что есть дополняющая вас противоположная половина, которая развивается в направлении вашего мужского начала, воспитывая в себе уникальные качества ваших ян-сил. Когда, наконец, вы оба встретитесь, эти силы вернутся к вам вместе с радостью узнавания друг друга. В результате вашего обоюдного понимания того, что вы суть одно, между вами установится совершенная гармония. Вы постоянно будете жить друг в друге и продолжать свое развитие.

Ауробиндо пишет о женской и мужской двойственности Бога: “Хотя эта Двойственность на вид кажется разделенной, она нераздельна. Там, где есть одно, есть и другое”.

Недавно физики были поражены, обнаружив, что если один электрон в атоме, состоящем из двух электронов, под воздействием внешней силы начинает вращаться в другую сторону, то так же изменяется и направление вращения другого электрона, несмотря на значительное расстояние между ними.

Это созвучно природе двойственности душ-близнецов. Эти “близнецы” “на вид кажутся разделенными”, потому что облечены в различные формы, но где бы любой из них не находился, другой все равно будет влиять на него в духовном измерении. В ходе эволюции обеих душ каждое действие, совершенное одним из “близнецов”, естественным образом отражается на другом “близнеце”, и это проявляется на материальном уровне.

Когда мы прослеживаем все наше развитие, начиная от первобытных людей и заканчивая развитыми партнерами сегодняшней действительности, готовыми к своему воссоединению, нам становится очевидно, как развивались инь-в-ян и ян-в-инь на протяжении всей истории. Первобытный мужчина был полностью “ян”, но имел в глубине себя зачаток женского начала. Первобытная женщина была полностью “инь”, покорная и зависимая. Из этого мы создали клише “Женщины пассивны, а мужчины агрессивны”.

Однако женщина может становиться полностью пассивной, когда ее охватывает это остаточное влияние. Но в своем развитом состоянии пассивность, которая зачинает, вынашивает плод, рождает и кормит, становится восприимчивостью. Восприимчивая пассивность обеспечивает четкий канал для интуиции, прямую дорогу к Богу, а также и само творческое проявление. Это — инь-энергия вечного женского начала, и женщина не одна хранит в себе это сокровище: она разделяет его с мужчиной. Аналогичным образом, агрессивность древнего мужчины, или мужчины, носящего на себе отпечаток далекого прошлого, преображается в творческую инициативу, когда он достигает своего полного развития и открывается миру. Творческая энергия вечного мужского начала, присутствующего в женщине, проявляется в каждой женщине уникальным образом: она придает силу ее творениям, а затем, обретя утонченность и выразительность, возвращается мужчине.

В конце концов магнетическое притяжение друг к другу противоположностей инь и ян усиливается, и между “близнецами” создается мост. Признание “близнецами” друг друга, которое пока еще является редкостью, со временем станет обычным явлением. История такого признания, которое произошло между психологом Кеном Уилбером и Трейей Киллиам рассказана Кеном Уилбером в его книге “Благосклонность и стойкость” (Grace and Grit). Оба они были духовными искателями. Кен — автор многих книг на тему духовности и сознания.

Вот выдержка из вступления к дневнику Трейи, где она описывает, как однажды вечером в 1983 году произошла их встреча с Кеном.

“В какой-то момент все мы пошли на кухню пить чай. Кен обнял меня одной рукой. Мне стало немножко неловко, поскольку я с ним почти не была знакома, но постепенно моя рука также оказалась у него на плече. Затем что-то подвигло меня обнять его и второй рукой, и я закрыла глаза. Затем я почувствовала нечто неописуемое — теплоту, слияние, чувство соответствия друг другу, растворения друг в друге и полного становления единым целым. Я позволила себе на некоторое время застыть в этом моменте, затем открыла глаза, и удивилась.

Что с нами сейчас произошло? Своего рода признание. Признание за пределами нашей обыденной жизни. Мы говорили и говорили, и я ничего не могла с этим поделать. Это было до жути необъяснимое чувство, которое можно испытать только один раз. Когда, наконец, в четыре часа утра я направилась к своей машине, чтобы поехать домой, Кен задержал меня и сказал, что он настолько поражен, что никогда меня не отпустит. То же самое чувствовала и я. Мне казалось, что я в некоем, почти эзотерическом смысле нахожусь во власти его рук.”

Кен рассказывает, что тогда он лег спать с одной-единственной мыслью: “Только бы проснуться и сказать: “Я нашел ее”. Это все, о чем я думал: “Я нашел ее”». Вот как он описывает следующее утро.

“Еще лежа в постели, я заметил, что сквозь мое тело проходят потоки тонкой энергии, очень напоминающей так называемую энергию кундалини. Согласно восточным религиям, это энергия духовного пробуждения, и она пребывает в дремлющем, спящем состоянии, пока ее не пробудит соответствующий человек или какое-либо событие… Невероятно, но то же самое произошло с Трейей, и точно в то же время.”

А вот выдержка из дневника Трейи:

“В то утро я лежала в кровати очарованная, и очень ясно и отчетливо ощущала тонкую вибрацию. Это ощущение присутствовало в моих руках и ногах, но в большей степени оно сконцентрировалось в нижней части туловища. Что же на самом деле произошло? Неужели меня стало отпускать то, что раньше вызывало во мне напряжение?

Я сосредоточилась на своем сердце, и почувствовала, как оно раскрылось, когда вдруг вспомнила, что именно это ощущение у меня возникло с Кеном прошлой ночью. Из моего сердца выплескивалась удивительная большая волна, которая скатывалась вниз, в центр моего тела, а затем поднималась к макушке моей головы. Это чувство граничило со сладкой блаженной болью, с жаждой, с выходом за пределы, со стремлением, желанием, открытостью, ранимостью. Возможно, я чувствовала бы себя так все время, если бы не была защищена, если бы сбросила с себя все щиты… Но, так или иначе, это было удивительное чувство. Я люблю это чувство, оно кажется живым и очень реальным, полным энергии и тепла. Оно возвращает к жизни мою внутреннюю сущность.”

Энергия, которую описывает Трейя, — это магнетическая энергия, непрерывно действующая в нас за пределами нашего сознания. Это — зарождающееся блаженство космоса, и оно активизируется в результате единения душ — душ-близнецов, а затем всех родственных душ, — того единения, которое готовит нас к слиянию с Богом.

“Почему женщина не может быть больше похожей на мужчину?” — сокрушается профессор Хиггинс в книге “Моя прекрасная дама” (My Fair Lady). Именно это и осуществляет женщина в своих поисках завершенности. Ее мужская сила, утверждая себя, иногда выступает инициатором и ищет подлинного равновесия. Женщина становится более похожей на мужчину, а затем объединяет в себе новые силы и становится той женщиной, коей, собственно, и является.

Мужская индивидуальность проходит тот же процесс. Это та цель, на которую направлен конфликт полов. Эта долгая борьба, как мы считаем, подготавливает путь к воссоединению душ-близнецов в широком масштабе.

Гармония и равенство еще не достигнуты. Исход здесь несомненен, столь же несомненен, как двойственная любовь-природа Бога. Когда наши глаза и души открываются этому факту, мы становимся ближе к той радости, которая является обратной стороной борьбы.

Кен сообщает об этой радости, описывая свой брак с Трейей.

“Наше любимое занятие было очень простым: мы сидели на диване обнявшись, и чувствовали в своих телах танец энергий. Нас очень часто выносило за пределы самих себя, — туда, где чужда смерть, где сияет лишь одна любовь, где души соединяются на целую вечность, и где одно только объятие зажигает светила. И это был самый простой способ открыть для себя, что в этой любви, выражаемой объятиями, действительно воплощен Бог.”

Но это простое счастье длилось недолго, ибо, как утверждал Кен, им достались в наследство “четыре месяца счастья и пять лет ада”. Им было суждено коснуться глубин тьмы и даже срывать друг на друге злость, когда они переживали взлеты и падения под тяжестью того испытания, которое выпало на их долю.

И все же Трейя умерла в блаженстве, подобно тому, как умирают святые, обретя знание своего единства и единства со всей вселенной. Читая эту поучительную историю, можно интуитивно почувствовать, что взять на себя бремя боли и страданий их заставили причины, находящиеся за пределами развития их собственной души. В этом заключался их дар служения. Письма Трейи по поводу рака и других болезней облетели весь мир и были приняты во внимание миллионами людей. Она стала соучредителем Общины поддержки раковых больных в Сан-Франциско, и лично консультировала сотни людей, которым был поставлен этот диагноз.

В незабываемой истории своей любви, в книге “Благосклонность и стойкость” (Grace and Grit), они порой открывают нам глубины своей человеческой слабости, но, в конце концов, приводят нас к своей победе, в которой одновременно присутствуют и горечь и торжество.

“В тот вечер я уложил Трейю в постель и сел возле нее. Она была почти в экстазе. “Я ухожу. Я не могу поверить в это. Я ухожу. Я так счастлива. Я так счастлива. Я так счастлива”. Словно мантру своего окончательного освобождения, она повторяла фразу “я так счастлива”.

— Ты обещаешь, что найдешь меня? — спросила она.

— Обещаю.

— Точно обещаешь?

— Точно.

— Тогда я могу идти. Мне трудно поверить в это. Я так счастлива. Не думала, что будет так тяжело. А было очень тяжело… Дорогой, это было так тяжело… Но теперь я могу уйти. Я счастлива. Я так люблю тебя, и я так счастлива.

В течение двух последних недель Трейя почти с одержимостью повторяла все то, что я сказал ей пять лет назад, когда мы ехали на нашу церемонию бракосочетания. Я тогда прошептал ей на ухо: “Где ты была? Я искал тебя на протяжении всех своих жизней, и, наконец, нашел. Знаешь, мне пришлось сразить драконов, чтобы найти тебя. И если, вдруг, что-нибудь случится, я снова найду тебя”.

За последние несколько удивительных месяцев мы не давали друг другу остановиться на своем пути, и стали друг для друга учителями. Мое непрерывное служение Трейе породило в ней чувства бесконечной благодарности и доброты. В свою очередь, ее любовь ко мне начала переполнять все мое существо. Благодаря Трейе, я обрел свою целостность. Казалось, мы взаимно порождали друг в друге то просветленное сострадание, которому каждый из нас в отдельности так долго учился. Я чувствовал, что в постоянной отзывчивости на нужды Трейи сгорала моя карма, накопленная за много лет, а может быть, и за много жизней. В свою очередь, Трейя достигла своей полноты через любовь и сострадание ко мне. В ее душе больше не оставалось ни пустых мест, ни уголков, которых не коснулась любовь, ни тяжести.

В конце Трейя сделала жест, словно собиралась что-то сказать мне. “Ты самый великий из всех мужчин, которых я когда-либо знала, — шептала она… — Мой победитель!.. — повторяла она. — Мой победитель…”

Я наклонился к ней, дабы сказать, что она единственный просветленный человек из всех, кого мне довелось знать. Именно благодаря Трейе просветление как таковое обрело для меня смысл. Тот мир, который Трейя создавала вокруг себя, был священным миром. Благодаря ей, в нем существовал Бог. Все эти вещи промелькнули в моем уме. Все эти вещи я собирался ей сказать. Я знал, что она понимает мое состояние, но мои уста сами собой замкнулись. Я не мог говорить. Я не плакал. Просто я не мог говорить. “Я найду тебя, дорогая, найду…” — это все, что я мог выдавить из себя.

Трейя закрыла глаза, и на этот раз навсегда.”

Найдет ли Кен ее снова? Несомненно. Когда один из “близнецов” умирает, они разлучаются друг с другом только на земном плане. Незримая душа просто ожидает ухода своей второй половины с земного плана и ее перехода к следующему этапу развития.

http://holiday.peterlife.ru/



Комментарии:

Оставьте свой отзыв